Новости

На православной выставке-ярмарке в Твери выступила кавер-группа «Шарашкина контора»

16 сентября 2020 г.

Участники группы, являющиеся постоянными участниками православных и студенческих фестивалей, исполнили  песни «Небо славян», «Закат», «Город золотой»и другие музыкальные композиции.

Руководитель и вокалист группы Алексей Андреев является также председателем православного молодёжного клуба "Сеятель". Именно он отвечает за подбор репертуара.

На концерте, проведенном в Твери в рамках православной выставки-ярмарки «От покаяния к воскресению России» Алексей выступил под аккомпанемент баяна. Аккомпанировал  ему Александр Чубанов.

Само название кавер-группы «Шарашкина контора» возникло благодаря тому, что ее участники, несмотря на приверженность творчеству, считают себя скорее технарями, чем гуманитариями. Все они оканчивали технические вузы или колледжи. Поэтому им стала особо близка судьба тех их  творческих коллег, кто пострадал в годы сталинского режима.

Согласно словарному определению, шарашки – это жаргонное название конструкторского бюро закрытого типа при заводах, научно-исследовательских институтах, лабораториях, где работали заключённые учёные и специалисты для создания и усовершенствования техники.

В них с 1930-го по 1953-й труд осуждённых инженеров-«вредителей» использовался в интересах военной промышленности. В системе НКВД СССР шарашки существовали под названием «спецтюрем» и были объединены в Особое Техническое Бюро, или 4-й спецотдел НКВД-МВД СССР. 

«Вы спрашиваете, что такое шарашка?, - писал Александр Солженицын   «В круге первом», - «Шарашку придумал, если хотите, Данте. Он разрывался — куда ему поместить античных мудрецов? Долг христианина повелевал кинуть этих язычников в ад. Но совесть возрожденца не могла примириться, чтобы светлоумных мужей смешать с прочими грешниками и обречь телесным пыткам. И Данте придумал для них в аду особое место».

Преклоняясь перед подвигом работников шарашек, которые трудились во благо Отечества в государстве, подвергшем их тяжелейшему и незаслуженному наказанию, сегодняшние музыканты спустя более чем полвека пытаются отдать им своеобразный долг памяти.